2. Нарушение норм материального права повлекло отмену судебных постановлений об отказе в иске к УВД области о возмещении ущерба, связанного с действиями работников ГАИ по регистрации автомобиля

(Извлечение)

Кормильцев по договору купли-продажи, заключенному им с Кокоревым, приобрел 11 января 1997 г. автомобиль марки ВАЗ-21093. Но 16 января 1997 г. при постановке автомашины на учет выяснилось, что она числится в  розыске  с марта 1995 г. и поэтому была задержана.

Полагая, что в силу небрежного отношения к своим служебным обязанностям со стороны работников ГАИ Курской области ему был причинен как материальный, так и моральный ущерб. Кормильцев обратился в суд с иском к управлению внутренних дел Курской области о возмещении материального ущерба в сумме 32 065 тыс. рублей (в ценах до 1 января 1998 г.). Компенсацию морального вреда он определил в размере 40 млн. рублей.

При этом истец ссылался на то, что приобретенный им автомобиль неоднократно снимался и ставился на учет работниками ГАИ Курской области. Непосредственно перед покупкой автомашины он специально выяснял, не находится ли она в  розыске , и получил отрицательный ответ.

В связи с этим, как утверждал Кормильцев, по вине работников органов ГАИ, ненадлежаще исполнявших свои обязанности, он остался и без автомобиля, и без значительных средств на его приобретение.

Ленинский районный суд г. Курска отказал Кормильцеву в удовлетворении иска.

Судебная коллегия по гражданским делам Курского областного суда решение оставила без изменения, а кассационную жалобу истца - без удовлетворения.

Президиум Курского областного суда протест прокурора Курской области об отмене судебных решений оставил без удовлетворения.

Заместитель Генерального прокурора РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных постановлений как вынесенных в результате неправильного применения и толкования норм материального права.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 7 июня 1999 г. протест удовлетворила, указав следующее.

Отказывая Кормильцеву в удовлетворении заявленных им требований и прежде всего в возмещении ущерба, суд первой инстанции сослался на то обстоятельство, что в судебном заседании не было установлено вины ответчика в причинении этого ущерба.

Суд признал необоснованными доводы истца о халатности сотрудников ГАИ Курской области, допущенной при проведении регистрации автомобиля ВАЗ-21093.

Как считал суд, в вину сотрудникам ГАИ не может быть поставлено и то, что они недостаточно тщательно ранее производили осмотры данного автомобиля.

Суд отверг доводы истца о том, что при проверке автомобиля по учетам разыскиваемого транспорта должна осуществляться сверка со сходными номерами автомобилей, находящихся в розыске, указав, что данная операция не предусмотрена, так как проверке подлежат не сходные номера, а номера транспортных средств, которые регистрируются. При этом все это действие заняло бы много времени, а полученная в результате информация имела бы большой объем.

Однако данный вывод суда ошибочен.

В силу п. 2.7 Инструкции о порядке производства работ по регистрации транспортных средств и регистрации их залога в подразделениях Государственной автомобильной инспекции (приложение 2 к приказу МВД России от 26 декабря 1994 г. N 430) транспортные средства (номерные агрегаты) проверяются по учетам угнанного и похищенного транспорта. По федеральному учету угнанного и похищенного транспорта АИПС "Автопоиск" или " Розыск " проверяются транспортные средства: иностранного производства, ввезенные на территорию Российской Федерации, отечественного производства. Результат проведенной проверки отмечается в заявлении владельца с указанием фамилии должностного лица, проводившего проверку, даты и времени.

Следует учесть, что истец в исковом заявлении обращал внимание на это обстоятельство, утверждая, что приобретенный им автомобиль являлся предметом купли и продажи в г. Курске и Курской области четыре раза. Следовательно, разыскиваемая автомашина ставилась и снималась с регистрационного учета работниками ГАИ области и, если бы последние должным образом относились к своим служебным обязанностям, истец не оказался бы в подобной ситуации.

Вывод суда о том, что вины ответчика в причинении ущерба Кормильцеву не установлено, опровергается и иными доказательствами.

В частности, как видно из постановления от 2 марта 1998 г. (утвержденного прокурором Курской области 3 марта 1998 г.) о прекращении уголовного дела вследствие акта амнистии, в результате ненадлежащего исполнения своих должностных обязанностей начальником РЭО В. не были своевременно выявлены похищенный паспорт транспортного средства 23 АК 285075 и похищенный автомобиль ВАЗ-21093, что привело к последующей регистрации похищенного автомобиля и приобретению его Кормильцевым. Последний приобрел автомобиль будучи уверенным в том, что транспортное средство не является похищенным, поскольку сотрудники ГАИ это неоднократно проверяли. С учетом данного обстоятельства сделан вывод, что в результате халатных действий начальника РЭО В. добросовестному покупателю автомобиля Кормильцеву причинен ущерб в сумме 33 млн. рублей (в ценах до 1 января 1998 г.).

Упомянутое постановление следственных органов оставлено без внимания и вышестоящими судебными инстанциями.

Как указала в определении судебная коллегия по гражданским делам Курского областного суда, требования истца не основаны на законе. И хотя должной мотивировки этот вывод не содержит, с ним согласился и президиум областного суда.

При таких обстоятельствах судебные постановления нельзя признать законными, в связи с чем они подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.


Назад, на первую страницу

Rambler's Top100
 
Используются технологии uCoz